Вы здесь

Работать в пустоту мы не привыкли. Нам нужен результат

Нелли Айзитулина

Заместитель руководителя Государственной инспекции труда – заместитель главного государственного инспектора труда в Московской области

О семинарах, на которые приезжают с другого конца Московской области, о неприемлемости формализма в работе и об основных причинах несчастных случаев – в эксклюзивном интервью с заместителем руководителя ГИТ Московской области Нелли Айзитулиной.

Нелли Нур-Ахметовна, давайте начнем наш разговор с такой формы работы инспекции Московской области, как публичное слушание. Что это такое? В чем их суть? 

 

Это часть работы не только нашей инспекции. Публичные слушания в рамках развития риск-ориентированного подхода контрольно-надзорной деятельности были введены 2018 году, и с тех пор на регулярной основе практически все надзорные органы раз в квартал проводят такие мероприятия. И надо сказать, что эта практика себя оправдала, ведь их цель, которая была изначально – открытость контрольно-надзорных органов для бизнес-сообщества – безусловно, была достигнута. На слушаниях мы раз в квартал отчитываемся о проделанной работе, т.е. с докладом выступают и руководитель инспекции, и заместители по направлениям, а затем уже все, кто присутствует (как вживую, так и онлайн) задают вопросы. И мы с самого начала приняли решение внести некую изюминку в проведение этого мероприятия: мы на каждые публичные слушания приглашаем интересных собеседников. Чаще всего это представители сообщества работодателей, у которых есть позитивный опыт в решении проблем, естественно, в области охраны труда, и они могут поделиться этим опытом. Например, последние публичные слушания у нас проходили 22 января и на них нам рассказали очень интересные примеры безопасной организации работ повышенной опасности. 

Здесь еще какой есть немаловажный момент, но который бы я хотела обратить внимание: инспекцию всегда воспринимают как надзорный карательный орган. Нами пугают, иногда даже не стесняются при нас на каких-то семинарах говорить: “Вот придет инспекция и будет вам плохо”. Плохо будет тем, кто плохо относится к трудовому законодательству, а кто к нему относится, что называется, с приоритетом, и готов стремиться к его соблюдению, то мы всегда открыты для работы с ними. Мы в течении года проводим большое количество бесплатных семинаров на территории всей Московской области. И самое удивительное – в зале, который находится, например, в Подольске, я вижу представителей работодателей, которые приехали с другого конца Московской области специально на эти семинары, причем это не единичные случаи. 

Я это всё говорю для того, чтобы было понимание, что инспекция – это не просто надзор, это не только проверки и штрафы, а это всё-таки профилактика, это борьба с травматизмом, это всесторонняя возможность предупредить и предостеречь от тех или иных нарушений.

Кстати, если я не ошибаюсь, Роструд был оценен как один из самых открытых  федеральных органов надзора. Мы одни из первых создали электронную систему взаимодействия и у нас очень активно работает онлайн инспекция, сервисы электронный и дежурный инспектор. 

 

В интервью нашему журналу годичной давности Сергей Черняев из Московской городской инспекции рассказывал об интересном опыте взаимодействия со многими смежными структурами (Следственный комитет, прокуратура, скорая помощь и т.д.). Есть ли что-то подобное в областной инспекции?

 

Да, одним из первых, с кем мы заключили соглашение – Главное следственное управление Московской области. У нас есть межведомственная рабочая группа, которая работает на регулярной основе, потому что мы здесь настолько переплетаемся, что словами не описать. Мы помогаем им, они помогают нам. Речь идет об уголовных статьях, которые, естественно, порождаются теми нарушениями, которые могут быть выявлены нами в ходе контрольно-надзорной деятельности. А это два основных нарушения: задержка выплат заработной платы (статья 145.1. Уголовного кодекса) и тяжелые или смертельные несчастные случаи на производстве (статья 143 Уголовного кодекса). Я, кстати, являюсь сопредседателем этой межведомственной рабочей группы вместе с первым заместителем руководителя Главного следственного управления Московской области.

Также мы, естественно, тесно взаимодействуем с органами Ростехнадзора. Мы все знаем, что есть особенности расследований несчастных случаев на производстве именно на объектах, поднадзорных Ростехнадзору. И вопросы, которые возникают в рамках этой достаточно серьезной процедуры – основное наше соприкосновение с Ростехнадзором. Собственно говоря, цель вот таких соглашений, – оптимизация взаимодействия, сокращение сроков решения вопросов. Потому что здесь, как бы громко это не звучало, за всеми этими мероприятиями стоят люди, которые пострадали на производстве, которым что-то не выдали, что-то не оформили, что-то недоплатили. Поэтому скорость взаимодействия с соответствующими органами здесь очень важна. Последнее соглашение, которое мы уже заключили, – с прокуратурой Московской области. Сейчас мы в процессе заключения соглашения с Главстройнадзором Московской области, и буквально вот-вот возобновляем проверки строительных объектов, потому что они были приостановлены в связи с пандемией коронавируса. 

Мы очень активны в этом направлении. У нас даже были случаи, когда мы некоторым организациям отказывали в заключении соглашений, потому что мы видели, что имеет место некий формальный подход, а работать в пустоту мы не привыкли. Нам нужен результат. 

Давайте поговорим о несчастных случаях на производстве, ведь это непосредственно то, чем Вы занимаетесь, так ведь?

 

Да, так. Здесь нужно сказать об особенности Московской области (по масштабам этого явления), потому что территориально она огромна. Впереди нас только город Москва, хотя проверка строительных объектов показывает, что мы приблизились по цифрам к Москве, потому что строительные объекты, промышленные предприятия переносят свою производственную часть на территорию Московской области. Не будем анализировать экономическую мотивацию этих трансформаций, но это факт. Поэтому, если говорить о несчастных случаях на производстве, то в целом по Российской Федерации мы наблюдаем снижение производственного травматизма, а Московская область этим похвастать не может. 

Мы в среднем в год получаем более 500 извещений о несчастных случаях на производственной территории Московской области. Надо сказать, что на нашей территории сейчас большое количество несчастных случаев мы расследуем у работодателей, зарегистрированных в других регионах. Это особенности нашего региона и Москвы. Когда приезжает работодатель, например, из Тулы или из Самары, на строительный объект как субподрядчик, и с его работниками происходит несчастный случай, то его расследуем мы. А в учет он идет там (в Туле или в Самаре).

В этом смысле Московская область стала впереди планеты всей, потому что здесь же и стройки, и крупные производственные объекты стали концентрироваться, и такие сетевые компании, как Дикси, Wildberries, Леруа Мерлен, Ашан. Я могу долго перечислять названия известных компаний, но они же все юридически зарегистрированы на территории Московской области. Стало быть, рассмотрение жалоб и всех обращений работников этих компаний приходятся на нас. А это, поверьте мне, не мало. 

Когда кто-то мне говорит: «ну что там, несчастный случай, это же все легко», я могу сказать, что этот человек вообще ничего не понимает в этом вопросе, он некомпетентен. Потому что одинаковых случаев не бывает вообще. Каждый случай уникален. И на каждом случае инспектор должен показать все, что он знает и умеет. И ему ошибиться нельзя, ведь основная задача расследования несчастного случая – это возмещение вреда здоровья работнику. Это надо разобраться, установить причинно-следственную связь, ответственных лиц, допустивших нарушения, которые привели к тому или иному несчастному случаю. И постараться максимально помочь пострадавшему. Да и работодателю разобраться в ситуации, чтобы не допустить такого в дальнейшем. И каждый расследованный несчастный случай, особенно, если он связан с производством, имеет очень серьезные правовые последствия не только для самого пострадавшего, но и, естественно, для работодателя, потому что тяжелые и смертельные случаи в рамках риск-ориентированного подхода ведут работодателя в высокий риск.

Конечно, мы стараемся работодателям показать, какие серьезные правовые последствия влечет за собой каждый несчастный случай. Здесь же речь не только о карательных мерах в виде штрафов, проверок, предписаний и т.д. Здесь еще речь идет о том, что эти последствия совершенно четко просматриваются во взаимодействии работодателей с фондом социального страхования и с пенсионным фондом. 

Контент доступен только зарегистрированным пользователям

Читать бесплатно

Получите доступ к журналу на 24 часа сразу после регистрации на сайте

Войти

Уже есть учетная запись? Тогда просто войдите в нее

Подписаться

Оформите подписку на печатный журнал или онлайн-версию

О журнале

Узнайте больше причин подписаться на журнал "Культура безопасности труда"

Узнать подробнее о журнале "Культура Безопасности труда" и о том, чем он будет Вам полезен

о журнале

Закрыть