Следователи из Мяделя просят суд "не взирать на другую структуру, которая стоит за этим делом"

Главный фигурант Максим Валевко, из-за которого, по сути, закрутилось это дело, просил прощения у коллег.

— На вашем месте я бы поступил аналогичным образом. Прошу назначить мне минимальное наказание. Так как во всем виноват я, они пусть покинут зал суда после приговора не под конвоем.

Мужчина плакал. Вспоминал, что мать воспитывала его в одиночку, но сам поступил в Академию МВД и исполнил мечту — стал следователем. Говорит, болел за дело.

— Да, было тяжело, с каждым днем становилось то легче, то тяжелее. Это не та работа, куда приходишь в 9 утра и уходишь в 6 вечера. Появилась жена, времени не хватало, да, я перегорел… В итоге всего лишился, — перечислял обвиняемый. — У меня осталась только мама, и это наказание будет для нее, потому что останется одна.

Валевко просил суд учесть признание вины и то, что его показания стали «одними из ключевых в деле». Но рассуждает, какова фактическая опасность от его действий:

— Да, дурак, махнул палкой и оформил «отказное», эти 5 бумажек. Но обвинение просит 6 лет. Да такое наказание назначают за убийство, а нам за что? Да, ударил, но вреда здоровью не причинил, претензий потерпевшая не имеет. Дискредитировали Следственный комитет? Да про нас давно забыли, тысячи таких ситуаций каждый день!

В прениях адвокаты ссылались на показания некоего свидетеля: якобы с 2016 года похожих жалоб в адрес правоохранителей поступило с тысячу, но они редко доходят до суда.

— Может, это некорректно. Но должен попросить суд при вынесении приговора не взирать на другую силу и структуру, которая стоит за этим делом, — заявил Максим Валевко, явно имея в виду КГБ. — Основывайтесь на своем собственном убеждении.

Он просил не назначать большой срок, мол, все осознал, «7 месяцев под стражей уже хватило».

Коллеги и эксперт: все раскаиваются

Бывший начальник Мядельского РОСК Александр Штуро в последнем слове заявил: отдал службе почти половину жизни, более 20 лет. И всегда на работе и по жизни для него главными были «честность, справедливость, законность, доброта и человеческие отношения».

— Я прекрасно понимаю, что поступил неправильно и незаконно. Искренне раскаиваюсь. (…) Но считаю, что я и каждый из обвиняемых сделал это не из-за карьерных мотивов, а исключительно из дружеского отношения к Максиму [Валевко]. Чтобы помочь молодому сотруднику. (…) Мои действия были основаны на позиции самой потерпевшей, которая сама не имела претензий — что подтвердила в суде.

Его адвокат настаивал: Штуро не знал достоверно о том, что коллега все-таки виноват. Показания потерпевшей были противоречивые и расходились с рассказами ее подруг, а еще женщина была в опьянении.

— Прошу учесть мое чистосердечное раскаяние, исключительно положительные характеристики, наличие государственных наград, общественное мнение и позицию потерпевшей. (…) Проявить милосердие по крайней мере к тем, кто воспитывает детей, — упомянул он двух женщин на скамье обвиняемых. Для него самого просили 5 лет.

Его заместителю, Михаилу Соколдынскому, прокурор просил назначить 4 года колонии. Сам обвиняемый признает: да, совершили преступление.

«Но поверьте, принимая решение об отказе [возбуждать дело в отношении коллеги], на кону стояла дальнейшая судьба Валевко. Не дай бог кому выбирать между дальнейшей судьбой человека и незаконным решением… Так вышло», — говорит еще один уже бывший следователь.

Их коллега Анна Соколдынская тоже плакала, вину не отрицала. Просила одного: не разлучать с 3-летней дочерью, «хочу видеть, как она растет».

Бывшая сотрудница Государственного комитета судебных экспертиз Елена Кабитенко говорила о том, как любит свою работу. Ее обвиняют в том, что подписала липовое заключение, якобы травмы потерпевшая Довжук получила не от дубинки, а падения.

— Всегда понимала и видела, что мой опыт и знания помогали людям дойти до истины. (…) Прошу прощения у Довжук, что не смогла донести ее боль и обиду до следователей, — говорила женщина. — И у своих руководителей за то, что нанесла такое пятно на судебно-медицинскую экспертизу.

Она тоже просила не лишать свободы. Впрочем, ранее прокурор просил назначить женщинам по 3 года колонии, но с отсрочкой. И если суд согласится, а фигурантки больше не нарушат закон, то останутся на свободе.

Сама потерпевшая по делу, 21-летняя Ольга Довжук, в суде отсутствовала. Ранее на вопрос о наказании она не знала, что ответить, и согласилась, что пускай «по усмотрению суда».

Приговор огласят в четверг, 22 ноября.
Читать полностью:  https://news.tut.by/society/615521.html